Ваш регион

Жажда жизни дайвера Дмитрия Беленихина 6

Подписывайтесь на интернет-журнал Deephunt.ru с нами вы в безопасности и всегда в курсе самых последних событий подводного мира!

Текст: Анна Гриневич
Фотографии: Михаил Никитин
Интернет-журнал "Республика Карелия"

Дмитрий Беленихин – самый крутой ныряльщик в Карелии. У него огромный опыт этого дела, сертификаты, свой дайвинг-клуб и полторы сотни учеников. Он прошел Синюю дыру в Дахабе, нырял в знаменитый тектонический разлом между Европой и Америкой, пинал ластами акул на Галапагосах, плавал во всех океанах. Во время беседы я постоянно боролась с искушением «уйти в экзотику». А Дмитрий, страшно увлеченный идеей развития дайвинга в Карелии, боролся с соблазном «уйти в пропаганду».

Вот что из этого вышло…

Заглянуть в себя

— В дайвинге так много романтики: девушки плавают с белухами, художники творят под водой живопись, священник-дайвер соединяет брачующихся, рифы-кораллы-осьминоги. Очень красиво. А потом читаешь Шека Эксли, где он спокойно описывает погружение, в котором погибли два его товарища… Где тут правда?

— Одно дело, если вы автомобилист и едете на дачу.  Другое – гонщик в «Формуле-1», например. То же и в дайвинге. Есть любительский дайвинг, который безопаснее какого-нибудь футбола, а есть технический или промышленный. И степень романтики, и степень риска, и нюансы впечатлений там различные.

— Зачем мне безопасный дайвинг? Весь смысл в том, что опасно!

— Ну, не совсем. Ныряют не для того, чтобы почувствовать опасность, а для того, чтобы испытать радость новых впечатлений. Или, как говорил Кусто, чтобы заглянуть внутрь себя. Он был прав: я многое видел, нырял во всех океанах, но при этом не утратил интереса к погружениям в наших озерах, где на глубине 5 метров уже практически ничего не видно…

— Заглянуть в себя – это такой образ? Что это значит?

— Поначалу любой дайвер видит себя пусть маленьким, но героем. Это приносит удовлетворение и поднимает самооценку. Позже, когда ты готов физически и технически к любым ситуациям, на смену радости от преодоления себя приходит безмятежный покой, возможность забыть о земных проблемах, подумать о вечном, слиться с подводным миром. Некоторым удается достичь гармонии с миром и собой лишь там, где меркнут краски и появляется тревожное чувство глубины.

— Не появляется стремления идти все глубже и глубже?

— Знаете, как у парашютистов? Первый прыжок – страшно, потом еще десять – вообще не страшно. А когда 100 и 200, когда ты все понимаешь и осознаешь, становится опять страшно. У меня так же. Сначала было страшно, потом почувствовал себя как рыба в воде. Ощущал себя бессмертным, чего только не вытворял под водой… Сейчас, после 1000 погружений, я начинаю бояться и, лишний раз не подумав, далеко не пойду. Но все равно в душе что-то свербит, и мне нравится быть там, где мрак и глухая тишина. Осенью пойду учиться технодайвингу (глубоководные погружения, с использованием газовых смесей). Это жутко дорого, сложно, но необходимо для того, чтобы побыть там, где бывали немногие.

В сторону ужасов 

— Страх в этой профессии – это не защитная реакция?

— Нет страха, есть тревога. Когда случается страх – это очень плохо. Страх может перерасти в панику, а в панике наделаешь таких глупостей, что результат может быть фатальным. Все вас в сторону ужасов тянет…

— Это поражает, конечно…

— Вам понравилась бы моя заметка про Галапагосы, про встречи с акулами…

— А методики борьбы с паникой есть?

— Правила простые. Если страшно, нужно остановиться, зафиксироваться, подышать глубоко. Страх иногда ведет к неукротимому желанию подняться на поверхность, а на глубинах за 12 метров – это либо опасно, либо невозможно. Потом в любительском  дайвинге не ныряют без напарника. Любую проблему можно решить с его помощью, не поднимаясь на поверхность. Технический дайвинг – это другое. Эти люди готовы рисковать и рассчитывать только на себя ради минут какого-то непонятного нам наслаждения.

— Дайвинг – это профессия для вас?

— По образованию я врач, пять лет работал на «скорой». Потом ушел в бизнес, работал менеджером в компаниях, продающих то медикаменты, то медицинское оборудование. Потом дайвинг стал все больше отвлекать, и совмещать его с обычной работой стало невозможно. Я создал свою компанию, которая приносит определенный доход. Но большую  часть времени, которое условно можно назвать свободным, я отдаю дайвингу. В 2008 я стал инструктором международного уровня и основал здесь дайв-центр, сертифицированый мировой ассоциацией ПАДИ. Теперь это вторая профессия, которая и кормит, и доставляет радость.

Все ОК! 

— Откуда взялся фридайвинг (погружения на задержке дыхания)?

— Я полагаю, что первыми фридайверами были далекие предки, которые ныряли за моллюсками и другой живностью. В послевоенные годы, когда Жак Майоль, о котором снят фильм «Бездна», начал нырять на спор, появилась индустрия фридайвинга. Большинство фридайверов скажут, что ныряют не ради рекордов, что они хотят слиться с морем, почувствовать свободу… Когда ты умеешь это делать и ныряешь не на глубину 5 метров с выпученными глазами и синими губами, а на 30 метров — это похоже на полет.

— Вы – фридайвер?

— Я не фридайвер, хотя мечтал этому научиться давно. Год назад прошел всего лишь два базовых курса. Другое дело, что это были курсы Умберто Пелиццари, ученика Жака Майоля, 30-кратного чемпиона мира, человека, впервые нырнувшего на глубину 150 метров. Сейчас я ныряю на 40 метров – уровень любителя.

— И сколько минут вы можете не дышать под водой?

— Когда Константин Новиков, первый русский ученик Пелиццари,  пригласил нас на Блю-уик (ежегодный слет фридайверов), никто не умел нырять на задержке дыхания. Но на четвертый день мы уже могли по 4 минуты не дышать и нырять на 30 метров. Во многом – это вопрос методики.  Я уверен, что любой человек может не дышать три минуты и нырнуть на 20 метров.  Главное, знать, как расслабиться, о чем думать…

— О чем нужно думать?

— Есть разные методики. Одна – методика предельной концентрации. Строишь в голове свой образ, свою комнату и каждый элемент в ней продумываешь. Но чтобы максимально расслабиться, нужно не думать вообще ни о чем. Все выбросить из головы и просто улететь куда-то в космос.

— Что чувствует фридайвер под водой?

— Когда ты впервые ныряешь на 20-25 метров — страшновато. Ты не знаешь, как отреагирует твой организм, и не всегда можешь почувствовать предел. Несколько раз было, когда я уходил за предел и один раз даже терял сознание. Хорошо, что рядом был напарник. Вытащили. Это происходит очень интересно – могу рассказать.

— Давайте!

— Глубина 35 метров. У тебя все хорошо, ты летишь с закрытыми глазами в черноту, потом начинает пиликать  компьютер, на котором ты заранее поставил свой предел. Ты это слышишь, тебе все еще хорошо, но ты разворачиваешься, гребешь наверх и в какой-то момент понимаешь, что над тобой еще 20 метров, а дышать-то уже очень хочется. Метода говорит о том, что нельзя смотреть на поверхность, паниковать, сдаваться и пытаться быстрее вынырнуть. Финальная фаза погружения должна быть максимально медленная и расслабленная. А организм твой требует: «Быстрее греби наверх!» И тут очень трудно удержаться от ошибки.  Я глянул наверх, увидел над собой 7 этажей воды и понял, что не успел. Стало обидно. Решил попытаться, начал активно грести. Дошел таким макаром метров до 10 глубины. Потом понял, что уже совсем-совсем не успел. Пришли страшные мысли, что сейчас тонуть придется, вода противно польется в легкие… Но потом, уже с синими кругами перед глазами, на автомате дошел до поверхности. Вынырнул и на радостях не стал правильно дышать. А при выныривании очень важно правильно сделать первые 3-4 вдоха. А я лег на буй, показал, что все ОК – обязательный момент — и смотрю, что вокруг меня люди суетятся. Еще раз показал ОК. Они говорят: «Ну, ты даешь! Блэк-аут!» «Да у меня все хорошо!», — отвечаю. И тут мне по ролям рассказали, что я вынырнул со счастливой мордой, лег на буй, показал ОК, захрипел, потерял сознание, ушел вниз, меня вытащили, сняли маску, поорали в уши: «Дима, дыши!». Сделали вдох рот в рот. Я опять захрипел, потом включился и всем показываю: «Все ОК!». Интересно, что все, происходившее между моими ОК, я так и не вспомнил. Если бы я был один, меня бы уже не было.

— А самому спасать приходилось?

— Ну, да, наверное. Под лед мы однажды ныряли не очень удачно, и у нас все, что можно, отказало. И я вытаскивал человека. И себя вытаскивал. Но если рассказывать, это будет выглядеть как ужасы и повод снять кино, а по факту, если все делаешь правильно, то это безопасно. На ходовых концах под лед ходим. Достаточно три раза дернуть, и тебя вытащат. Другое дело, иногда происходит такое стечение обстоятельств… Но крайне редко. У нас в Карьере ежегодно тонет больше людей, чем во всей России дайверов.

Подводные машины

— Говорят, что прежде вы были спасателем затонувших мобильных телефонов, дорогих часов и пробитых яхт…

— Я немного занимался яхтингом и дружил с яхтсменами. А они постоянно что-то топят и теряют. Я доставал и телефоны, и яхты. Около десятка машин поднял со дна, но это уже другая история.

— Что за история?

— Машин, которые случайно утонули, была только одна. Остальные — либо криминальные, либо таким вот образом утилизированные хозяевами. Я прежде никогда бы не подумал, что свои машины можно сбрасывать в Карьер. С бензином, маслом, со всеми делами… И даже с номерами. Я доставал, снимал, обращался в милицию, с большой неохотой у меня брали показания… И дела обычно ничем не заканчивались, если машина не числилась в угоне.

Возвращаясь к нашим акулам

— Когда я возвращаюсь из Крыма, я рассказываю про горы, а дайверы, наверное, по-другому воспринимают географию?

— Дайверы избегают туристических мест. Уже не хочется ехать в Хургаду, чтобы фланировать по центральной улице, обедать в ресторанчиках и нырять в море, которое за последние 10 лет превратилось в пустыню. Мы ездим на окраины, в маленькие городишки. Или вообще фрахтуем корабль и составляем себе маршрут самостоятельно. Например, по местам известных кораблекрушений.

— Кстати, что там у вас было на Галапагосах с акулами?

— Акулы на Галапагосах – как обычные рыбы. Их много. Плывешь вдоль рифовой стены, а в синеве неподалеку их 20-30 штук ходит. И как только ты остаешься один, перестаешь дышать (они боятся групп людей и пузырей), они в метре-двух начинают над тобой ходить. А если ты остался один где-то в толще воды или у поверхности – жди неприятностей. Они любят изучать то, что телепается на поверхности.  На себе испытал этот акулий интерес: вся группа вылезла на лодку, а я один, в 15 метрах от них, болтался на глубине трех метров. И тут сразу возникла акула, которая принялась нарезать круги вокруг. Когда ты ей интересен, она кругами ходит, радиус все меньше и в определенный момент – она выгибает спину и опускает плавники. Это признак начинающейся атаки. У меня есть такое фото.

— И вы в это время ее снимаете?

— Осознание потом приходит. За поездку трижды был в очень неприятной ситуации.  А один раз реально, когда радиус сократился до трех метров, она стала двигаться на меня. Я подумал, что сейчас сниму отличный кадр. Через видоискатель смотрю — она не отворачивает. Стало понятно, что акула прямым ходом идет меня «пощупать». Я ножки поджал и ткнул ее ластами в морду. Она ушла, но второго захода я не стал ждать. Говорят, что на Галапагосах нападения акул единичны – у них и так хорошая кормовая база, но все возможно. Незадолго до нас пропали семь человек. Звучит опять как ужас-ужас…

— У дайверов отношение к смерти такое же, как у обычных людей?

— Умереть под водой – слишком дорогой способ самоубийства. Дайвингом занимаются жизнелюбивые люди, которые бояться смерти не меньше других. Надевая баллон, они не думают обреченно: «Вот, опять иду под воду — одной ногой, считай, в могиле». Нет, дайвингом занимаются люди, желающие получить от жизни всю полноту радости и впечатлений, они одержимы жаждой жизни, всю радость которой там, в глубине, ощущаешь особенно остро.

Рекоммендация:

Чтобы всегда быть начеку подпишись на Deephunt.ru через ВКонтакте или Facebook

Читать по теме:

6 Присоедениться к дискуссии в форуме

Анна Окунь


Какой красивый мужчина!!! На актера какого-то похож

14.03.12 10:59 Ответить
Рыбка Клоун


Да, дайверы они такие ))))

14.03.12 17:25 Ответить
Stas Shtin


Или даже такие:

14.03.12 17:45 Ответить
Билли Бонс


Ой, спасибо. Удивлен, увидев эту статью здесь.

14.03.12 17:50 Ответить
Stas Shtin



Билли Бонс

Ой, спасибо. Удивлен, увидев эту статью здесь.


Вы герой публикации?

14.03.12 17:56 Ответить
Анна Окунь


Дада, это Дмитрий ! Я узнала его

14.03.12 17:56 Ответить
На хостинг и редакцию
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Реклама:

Будем на связи в социальных сетях?

Добавить контент

Статья Календарь Клуб Бассейн
Акватории Энциклопедия рыб Бренд (торговая марка) Снаряжение

Вход


Войти с помощью аккаунта социальной сети

Вы можете регистрация на сайте, с помощьу аккаунта одной из социальных сетей